Команды

 

Сергей Бобровкий: сначала был полевым игроком

 

Голкипер армейцев и сборной России рассказал о своем хоккейном пути, о заветной мечте и о жизненных увлечениях.

— Сергей, начнем наш разговор с самого начала вашей карьеры. Как вы пришли в хоккей?

— Помню, по Первому каналу шла передача «Большой хоккей», с обзорами матчей. Мне очень понравилась вратарская форма и динамичность игры. Посмотрев телевизор, я сразу попросил родителей повести меня на хоккейный матч. Так все и началось… Отец потом постоянно водил меня на хоккей.

— Но до заветной формы надо было еще добраться, вас ведь в ворота не сразу определили?

(Улыбается.) Я твердо решил стать голкипером, хотя родители отговаривали: мол, форма большая и тяжелая, шайба летит быстро, может больно попасть. Поэтому я сначала, поддавшись на их уговоры, был полевым игроком. Но однажды накануне игры наш вратарь заболел. Вставать в «рамку» было некому, и я попросил тренера поставить меня в ворота. С тех пор мне дали форму, и понеслась моя вратарская карьера!

— В Новокузнецке хоккей — шанс выбиться в люди?

— У меня была четкая цель — пробиться в НХЛ. А это мечта очень многих мальчишек, и не только в Новокузнецке.

— Ваш папа, говорят, долгие годы на угольном заводе работает?

— Да, только сейчас он руководитель профсоюза на предприятии, а раньше и в шахте трудился. Он уже более 30 лет на заводе. Я недавно завозил в ремонт компьютеров в жулебино его ноутбук, не хотел запускаться

— А сами-то в шахту когда-нибудь спускались?


— К счастью, нет. Но знаю, что это очень тяжелый труд. И зарабатывают там гораздо меньше, чем заслуживают.

— Вы нынче человек небедный, так что отец мог бы уже и отдыхать…

— Отцу нравится работа. И он добросовестно относится к делу своей жизни.

— Папа по характеру жесткий человек?

— Не сказал бы, что он жесткий. Просто спокойный, строгий и уверенный в себе.

— Он вмешивался в хоккейное ваше воспитание или полностью доверил сына тренерам?

— Могу сказать, что родители не особенно лезли в мою карьеру, как говорится, не капали на мозги. Наоборот, после неудачных игр поддерживали. Была, конечно, небольшая критика со стороны мамы (улыбается). Но все в меру, и это тоже помогло закалить мой характер.

— Мама у вас тоже спокойная или кричит с трибуны: «Сынуля, давай!»?

— Она очень переживает, когда смотрит мои игры по телевизору или с трибуны. Сейчас она сидит дома. До этого много лет работала на заводе. Мы с отцом долго бились, чтобы уговорить ее уйти на отдых, и наконец нам это удалось. Сейчас она воспитывает мою сестру.

— А сестра чем занимается?

— Ей 14 лет, она учится, довольно-таки хорошо. Музыкальную школу закончила — на гитаре играет. Танцами занимается. В общем, растет.

— Ваш первый тренер — Алексей Кицын — чему вас учил?

— Алексей Иванович сыграл большую роль в моей жизни. Он неординарный тренер с нестандартным подходом к работе. Кицын очень много разговаривал со мной, объяснял во время тренировок что да как. Я ему за это очень благодарен.

— В детстве были послушным ребенком или хулиганистым?

— Я был очень непослушным, постоянно какие-то наказания — в школе или в лагере — меня преследовали. До дисциплины доходил постепенно.

— Известно, что хоккейные вратари — люди особенные. У каждого свои тараканы в голове. Как думаете, почему так сложилось?

— Вратарь — немножко другая профессия. Двадцать человек хотят забросить шайбу, а голкипер, наоборот, не должен пропустить. Отсюда и большая психологическая нагрузка. Вратарь должен быть собранным, ведь он всегда на льду у всех на виду — как на ладони.

— Моральную защиту ищете в себе или у психологов? Как себя настраиваете?

— С психологами общаться люблю. Естественно, на собственном опыте все проходил с детства, но и помощь специалистов бывает полезной. Главное после неудач — не замыкаться.

— Сергей Николаев — ваш первый тренер на высоком уровне. Какие воспоминания остались о нем?

— Это человек, который дал мне путевку в большой хоккей. Когда мне было 18 лет, он доверил мне в концовке чемпионата четыре игры. Я ему тоже хочу сказать огромное спасибо.

— А кого из игроков, повстречавшихся на вашем пути, хочется поблагодарить?

— Многих, но прежде всего вратарей, с которыми работал. Максима Соколова, Петериса Скудру, канадца Скотта Лэнгкоу, Илью Брызгалова. Все они помогали мне развиваться.

— Интересное совпадение: на гербе Новокузнецка изображен скачущий конь. Так что в армейскую команду, которую еще называют «конями», выходит, попали неслучайно?

(Улыбается.) Да, наверное. Кстати, этот герб изображен у меня на шлеме.

— Питерских болельщиц, разумеется, волнует семейное положение Сергея Бобровского. Женаты?

— Да. Мы поженились с Ольгой год назад. Познакомились с ней на горнолыжном курорте под Новокузнецком. Она моя землячка. Ольгу, к слову, из-за проблем с визой долгое время не пускали в США. Мы даже встречались с ней в Канаде, а в остальное время общались по скайпу.

— Следующий вопрос вытекает из предыдущего: что для вас любовь и семейное счастье?

— Прежде всего взаимопонимание. На этой почве произрастает гармония. Понимаю, что Ольге сейчас тяжеловато приходится, — у меня ведь очень много времени хоккей отнимает. Но в отпусках и турнирных паузах стараюсь это компенсировать и как можно больше уделять ей внимания.

— У Ильи Ковальчука уже трое детей, а ваш каков лимит?

— (Улыбается.)
Пока так далеко не загадываю.

— И все-таки, если заглянуть в грядущее. Понятно, что профессиональные хоккеисты — «люди мира». Обитают там, куда работа забросит. Но когда появится такая возможность, где бы хотелось обосноваться: в Новокузнецке, Петербурге, Америке?

— Честно говоря, пока это меня мало волнует. Задумаюсь об этом по окончании карьеры. Вообще в мире много красивых мест.

— Впечатления о городе на Неве?

— Мне и жене очень нравится здесь все — и культура, и архитектура, и история. Очень приятно тут находиться. Помнится, в 2007 году я в Питере выиграл со сборной «Большой приз Санкт-Петербурга». Так что с Петербургом у меня исключительно приятные ассоциации.

— А как насчет сборной?

— По выступлениям за «молодежку» ни о чем не жалею. Теперь вот и в главной команде страны надеюсь закрепиться.

— Вас нередко сравнивают с Семеном Варламовым. Следите за ним?

— Семен отличный вратарь, но я больше сосредоточен на собственной игре. Хочу расти и прогрессировать.

— Хоккейные вратари делятся на две категории. Одним нужна конкуренция, а вот Максим Соколов признался, что ее не любит. Сами к какому типу относитесь?

— По большому счету мне без разницы. И в том, и в другом варианте есть свои плюсы.

— То есть в «Филадельфии» к конкуренции с Ильей Брызгаловым относились нормально?

— Я бы даже не назвал это конкуренцией. Существовало четкое разделение: Илья — первый номер, я — второй. Старался почерпнуть у него какие-то элементы игры. Мы с ним хорошо общались и до сих пор созваниваемся.

— Тогда вопрос о другом вашем хорошем знакомом — уже упомянутом Соколове. Во втором матче за СКА вы встретились с ним. Максим провел блестящую игру за «Кузню». Для него та встреча была принципиальной, а для вас?

— Не сказал бы, что как-то по-особому настраивался на нее. Максим классный вратарь, и с ним я тоже общаюсь. И он, и я играли на победу. Так вышло, что победил Максим, но трагедии в связи с этим не делаю. Из таких встреч надо извлекать опыт и идти дальше.

— С физической точки зрения как готовитесь к играм?

— Тренировки — зал, лед. Все отработано, отлажено до автоматизма.

— Персональный ритуал есть, как, например, у прыгуньи с шестом Исинбаевой, которая в перерывах между прыжками накрывается полотенцем?

— Ничего оригинального. В перерывах я тоже накрываюсь полотенцем, вытягиваю ноги, закрываю глаза и расслабляюсь. Но это не ритуал, а способ передохнуть.

— Избранный вами 72-й номер что-то означает?

— Нет, просто мне нравится это сочетание цифр. Но какого-то скрытого смысла в моем игровом номере нет.

— Крестик перед матчем не целуете, но он у вас есть. Верите в бога?

— Да. Я не суеверный, но достаточно религиозный человек. Стараюсь до конца постичь смысл заповедей.

— С христианской точки зрения не тяготит то обстоятельство, что вы сейчас довольно обеспеченный мужчина, а люди вокруг гораздо беднее?

— Я никогда не делю людей на бедных и богатых и не ставлю себя выше других. Поэтому, наверное, мне комфортно — и в Новокузнецке, и в Петербурге.

— Илья Ковальчук говорит, что деньги для него — не главное в жизни. А что для вас самое важное?

— Безусловно, это хоккейные цели. Мечтаю выиграть Кубок Стэнли, индивидуальные призы в НХЛ, а если так сложится, что останусь в Питере до конца сезона, то надеюсь помочь СКА взять Кубок Гагарина.

— Знаете, что в 1971 году первую бронзу в чемпионатах СССР СКА помог завоевать ваш земляк — новокузнецкий вратарь Владимир Шеповалов?

— Нет, не знал. Спасибо, что рассказали. Постараюсь повторить и превзойти его достижение.

— Вы же еще раньше могли оказаться в СКА?

— Сложилось так, как сложилось. Сегодня я счастлив, что оказался в Петербурге. Но и в тот год, когда шли переговоры с армейцами, я не сильно расстроился от того, что остался в «Кузне», и продолжал служить ей верой и правдой.

— В сезоне-2005/06 Николай Соловьев возглавил СКА, прихватив вместе с собой из Новокузнецка полтора десятка «сталеваров». Помните ту историю?

— Тогда я еще был во второй команде «Металлурга», но новокузнецкие болельщики очень ревностно отнеслись к той миграции. СКА даже как-то освистали.

— Через год в Новокузнецке завершал карьеру нынешний ассистент Милоша Ржиги в СКА Андрей Потайчук…

— Андрей был на ведущих ролях в «Кузне», интеллигентно вел себя в раздевалке. С тех пор он ничуть не изменился — такой же добрый и отзывчивый человек. Я был рад вновь встретиться с ним в СКА.

— А как с паном Ржигой работается, он ведь непростой по характеру человек?

— Милош — специалист с именем. Вдобавок ко всему очень эмоциональный тренер. У него, как и у наставника вратарей Юсси Парккилы, многому можно научиться.

— Что скажете про Ледовый дворец? Вообще каково это — играть при переполненных трибунах?

— Здорово! Пользуясь случаем, хочу поблагодарить болельщиков за поддержку. Атмосфера на арене просто потрясающая! Почти как в НХЛ!

— Кстати, об НХЛ. Туда вы умудрились попасть, даже не будучи задрафтованным.

— Сложилась интересная ситуация. Когда для основной команды Новокузнецка завершился чемпионат, меня попросили поиграть за «молодежку». В первой встрече я получил небольшое повреждение, из-за чего за следующим матчем наблюдал с трибуны. Там мы пообщались со скаутом «Филадельфии», и затем я получил приглашение от «Флайерз». Попасть в НХЛ было моей мечтой. Добавлю, что тогда мне очень помог мой агент Пол Теофанис.

— О чем думали, когда уезжали?

— Я всегда старался и стараюсь думать только о настоящем — о конкретной тренировке, игре, — а в далекое будущее не заглядывать. Даже к большим целям надо идти шаг за шагом.

— Посвящение новичка Бобровского во вратари «Филадельфии» как прошло?

— Я спел гимн России. Больше никто от меня ничего не требовал. (Смеется.)




дата: 25.12.12 просмотров: 756
     
 

Вы читали: Сергей Бобровкий: сначала был полевым игроком.

 
  Предлагаем Вашему вниманию другие новости по теме:

Дмитрий Рябыкин мы в равных условиях
Нет, пока не обращался. Думаю, он этого делать не будет, Валерий и сам прекрасно знает, что надо делать. Он отличный тренер с большим опытом и чутьем. Ну а если потребуется моя помощь, конечно, не откажу.

Денис Казионов Мы все сегодня проиграли
Мы абсолютно равные соперники. И потому у нас в серии такая упорная борьба. Они бегают по всей площадке, отрабатывают на каждом метре. То же самое делаем мы.

Александр Медведев на хоккей ходит больше людей чем на футбол
Знаете, болельщики для СКА — еще один игрок на поле. То же московское «Динамо» не привыкло играть в такой атмосфере, даже когда у них собирается полная арена в «Лужниках». Говорю это не в укор динамовским болельщикам, просто арена пока не позволяет им развернуться.

Юсси Парккила работа с ним была определенным испытанием
У нас своеобразные отношения. Мы познакомились здесь, в Ярославле, пять лет назад. В то время он вообще не разговаривал по-английски. Но потихоньку в процессе общения, что называется, пошло-поехало, нам удалось добиться хороших результатов. Вот примерно так и начиналась наша дружба.

Бернд Брюклер хорошая работа противника
Голкипер «Сибири» Бернд Брюклер после победы над «Салаватом Юлаевым» ответил на вопросы корреспондента

Валерий Покровский одна ошибка и гол
Защитник «Сибири» Валерий Покровский после поражения от «Спартака» отметил, что команда владела преимуществом и заявил, что судья неверно засчитал четвертую шайбу москвичей.

Александр Суглобов он молодец выручил нас много раз
После победы над минским «Динамо» нападающий «Сибири» Александр Суглобов подвел итоги встречи и рассказал о том, готов ли он усилить другую команду в преддверии плей-офф



Поиск
Горячие новости